Навыки неунывания – немного о жизни в инвалидной коляске

В гости к Саше Коченкову я шла с неприятным грузом неловкости. Как говорить с человеком не обращая внимания на громоздкое инвалидное кресло, в котором он сидит? Как спрашивать о ничего не ощущающих ногах, чтобы лишний раз не травмировать чувства? Неловкость рассеялась моментально, стоило только переступить порог дома. Как только я увидела широко улыбающегося парня, спешащего навстречу гостям, эти вопросы странным образом улетучились.

 

Об истории 27-летнего Александра Коченкова из Нижнего Тагила мы уже писали – год назад на спортсмена-любителя упали незакреплённые футбольные ворота. Как следствие — перелом позвоночника в области шеи и неспособность ходить. После нашей публикации на реабилитацию для Сани удалось собрать 100 тысяч рублей. И он позвал меня в гости, чтобы познакомиться лично. А то всё через интернет, да через интернет.

 

Бойкая и весёлая мама Саши тут же берёт гостей в оборот – все за стол, сидите хоть до утра, ещё чаю, ещё торта… Вика, жена, кладёт на подлокотники инвалидного кресла специально сделанный столик, на который ставится чашка с чаем и тарелка с куском торта для Саши. Тут же крутится пятилетняя дочка Лиза, которую Саша нежно обнимает, неловко вывернув руку. В общем-то, обычная кухонная суета в семье, к которой в пятницу вечером нагрянули гости. Атмосфера лёгкая и непринуждённая. Все от души хохочут, глядя друг другу в глаза. И никто не замечает, что глава семьи – в инвалидной коляске. А все разговоры, пусть с шутками и прибаутками, но вертятся вокруг больниц и медицинских процедур.

 

— В больнице на Пихтовке, в нейрохирургии вообще сказали: «А мы думали, что ты к нам уже не вернёшься». В том, смысле, что я не выживу после этой травмы, — Саша смеётся и мы вместе с ним. В ЦГБ№1 на Пихтовке его позвоночник собрали после травмы, укрепив металлическими болтами, — Мы потом снимки отправляли в Германию – думали туда поехать лечиться. Но там сказали, что операция сделана хорошо. И что сейчас нужна только реабилитация.

 

Реабилитацию Саша проходит в Клиническом институте мозга в Берёзовском. И как раз вернулся оттуда после двухнедельного курса. Только один день проживания там обходится ему в более чем 4,5 тысячи рублей – за сидячим больным нужно много ухода. А плюсом ещё процедуры. В итоге получается по 15 тысяч рублей в день. Но деньги уходят не зря – Клинический институт точная копия аналогичной израильской клиники. И после каждого курса Саша возвращается с новыми навыками.

 

— Сейчас я уже сам перебираюсь из коляски в кровать. В следующий раз поеду к ним буду уже учиться нормально пересаживаться, — рассказывает молодой человек.


— Мне уже гораздо легче стало с ним, — добавляет жена, — Только упражнения тяжело делать…


— Я им сказал – все худеете вместе со мной! – перебивает её Саша, и все снова смеются.

Восстанавливают работу Сашиного тела в клинике разными процедурами, в том числе воздействием электрического тока.

 

— Там такую штуку на голову надевают, как на электрическом стуле. И трясёт серьёзно так-то. Я даже громко бранился, пока они экспериментировали и подбирали напряжение, — в изложении Саши это тоже звучит весело.

 

— А в клинике вообще все всегда ржали вокруг меня, — продолжает рассказывать парень, — Ко мне врачи подходят. Один говорит: «Парень, ты только не унывай!». А второй ему: «Кто? Он?! Унывать?!!».

Не унывать самому и не позволить сдаться всем окружающим – похоже, это главный Сашин девиз. Он рассказывает нам про девушку Олесю, с которой познакомился в Берёзовском. В 23 года она перенесла уже второй инсульт. Не могла говорить, показывала пальцами в таблицу с буквами.

 

— Я ей постоянно – «Олеся, пытайся говорить». Потом она имя моё произносить начала, — Саша прихлёбывает из кружи чай – он держит её неестественно вывернутыми в запястьях руками. Потом долго отламывает чайной ложкой кусочек торта. «Давай отломаю», — предлагает ему мама. «Нет, я сам. Мне же сказали всё делать самому», — легко, но категорично отвечает молодой человек.

 

Александр Коченков с ноля научился дышать, есть, сидеть, пользоваться мобильным телефоном – всё, что обычно мы делаем, не задумываясь, ему пришлось постигать как сложное акробатическое упражнение.

 

— Надо на компьютере учиться печатать. Там сложнее гораздо – надо кнопки нажимать. А на смартфоне-то просто водишь пальцем по экрану, — рассуждает Саня, — И то мне тут одна журналистка писала. Я ей отвечал-отвечал, упарился… Отправил – а она уже офф-лайн. Ну, ё-моё!

 

Мы перебираемся в комнату. В глаза не сразу бросаются разложенные на полочке у дивана медикаменты для перевязки и обработки пролежней. А в углу стоит велотренажёр – особый, пассивный, не ты крутишь его педали, а они двигают твои ноги. Им Саша гордится – сам придумал для удобства приделать вместо педалей ортезы – специальные приспособления для фиксации голеностопа. На нём он занимается по два раза в день. Для улучшения работы рук – специальная мастика. Розовая упругая масса похожа на твёрдый пластилин. Её нужно мять в руках, чтобы тренировать пальцы.

 

 

 

— Пролежни заживут окончательно – так я вообще побегу, — делится планами Саша.


— А я вспоминаю, как мы с тобой в зал на тренировку приходили только вдвоём и рубились весь вечер, — отвечает его соратник по баскетбольной команде Сергей – Сыграем мы ещё с тобой в баскетбол…

 

Текст: Ольга Рыжих

Фото: Максим Конанков

НАВЕРХ

 

Please reload

+7 (912) 21 24 000

  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Facebook Social Icon

© 2015 Максим Конанков.